Губский философский энциклопедический словарь


Губский философский энциклопедический словарь Скачать

Колоссальные художественные усилия направляются на достижение синтеза различных культур и культурных элементов (например, Вагнер), и одновременно предъявляются масштабные художественные картины человеческого распада (к примеру, Золя). Кроме того, в иудаизме наш мир не предстает в виде тотального наказания первым людям, грех — поправим, а изгнание Адама и Евы из рая оказывается осмысленным в рамках необходимости одухотворения (подъёма) именно «материального», нашего мира. Смысл истории в иудаизме — не в конце времен, а в преобразовании «материального мира» по божественным законам, ради завершения которого иудеи ожидают Машиаха (мессию). Истинное смирение составляет нравственную гордость, смысл которой состоит в том, чтобы соизмерять свои силы с недостижимым[3]. В широком смысле зло включает негативные состояния человека и силы, вызывающие эти состояния[4]. Интенсифицируются попытки создания утилитаристских этик, направленных на обоснование этики и морали с точки зрения человеческих пользы или вреда.

Разрыв между тварным миром и творцом не устраняется, но сам Иисус Христос выступает как жертва и как дар, способные заполнить разрыв в бытии между творцом и тварью. Иудаизм же последовательно рассматривает зло не как относительно самостоятельную историческую силу, но как отсутствие добра, негативную характеристику существования в нашем мире. Однако от опустошенных по содержанию понятий Добро и Зло не удается отказаться ни в частной жизни, которую люди не могут обустроить, ни в социальных рамках государств и политических устройств. Вместо Бога-творца в мире действует и миром руководит научный и технический прогресс, человеческая активность, частные интересы. Вопрос о преобладании зла или добра в мире составляет предмет спора между пессимистами и оптимистами[5]. Начиная с конца средневековья в Европе нарастают процессы выделения религиозной жизни в отдельную и самостоятельную сферу человеческой жизни. Тем самым, зло не устраняется из мира, но человеку даруется обещание вернуть его в лоно творения из обители твари. С точки зрения, разделяющей чувство достоинство человека на достоинство эго и достоинство божественного начала в человеке, смирение как унижение достоинства эго-личности, не означает унижения достоинство божественного начала, поскольку его невозможно унизить.

Книгу Философский Энциклопедический Словарь Е. Ф...

Метафора греха и зла, как шор, мешающих подлинному зрению, чрезвычайно распространена в христианстве и она формально (и только формально) близка к концепциям неведения и невежества, затемняющим благо, в платонизме, веданте, буддизме. В более тесном смысле зло обозначает страдания живых существ и нарушения ими нравственного порядка. То же относится и к ангельским созданиям. Смирение раскрывается у человека в процессе духовного роста и выхода за пределы собственного эго, активно контролирующего душу человека и ограничивающего её проявления через создание негативных реакций как способа самозащиты, что разделяет единый процесс осуществления жизни. Грех и зло существуют, но существуют не как Божьи творения, а как то, что создано не Богом и как то, что мешает видеть Божье творение, заслоняет его собой. Популяризируются восточные философии и практики, в которых антитеза благу — не зло, но не-благо и неведение. Зло будет побеждено уже не в этом мире, но после его конца. Бог исчезает из повседневной человеческой жизни, а его место в философии заступает «бог философов» (по выражению Паскаля) и бог-перводвигатель (Ньютон, Бэкон). Происходит и возврат к доветхозаветным представлениям о зле, как о слепой природной случайности, стихии, как о неизбежных прихотях человеческого существа, как о следствиях физиологических, психических, социальных и т. В Торе функция Сатаны — это всего лишь функция прокурора, обвинителя, но вовсе не персонифицированного зла. Вместе с секуляризационными социальными процессами и одновременно с ними возникают и оформляются новые представления о природе зла.